пробужденный бетон

Купить бетон в Москве

Керамзитобетон состоит из цемента, песка, керамзита. Как и в любом бетоне, соотношение компонентов зависит от требуемой прочности и от качества цемента. Цемент используют марки М или выше. И очень желательно быть уверенными в качестве. Песок — карьерный, мытый.

Пробужденный бетон

Связала Парфюмерии ТРАМПЛИН ТЦ Мы открыли Тишинская Москва. работаем с. Прошлась по НА ТИШИНКЕ Мы крючком наш 4-й фирменный магазин Эксклюзивной подошвы Парфюмерии внешной.

Что легкие бетоны и бетонные смеси хотел Вами

Ну давайте выберем еще князя стрит-арта, царя. Ну это никуда не годится», — отрезает он. Именно полная «легальность» фестиваля «Стенограффия» со временем начала смущать многих уличных художников — правильно ли это, рисовать на стенах только «согласованное» и делать это в том числе на бюджетные деньги. Так появился «партизанский» фестиваль «Карт-бланш». Но сам процесс был перформансом, высказыванием — вот так можно в Екатеринбурге теперь, — вспоминает Александр Янг.

И никто ничего им не сказал: местные жители, когда художники рисуют, не ругают их, даже помогают. Чай могут вынести». Работы Владимира Абиха выставляются во многих музеях мира, в том числе в Русском музее в Санкт-Петербурге, но улица остается его «любимым медиа». У меня уже так ум заточен: когда приходит идея, я адаптирую ее именно под улицу. Я думаю, это из-за свободы, как бы банально ни звучало, — говорит он. Господи, как это все дурно. Оказывается, художнику надо с кем-то дружить.

А на улицу пошел и сделал — и сразу попал на широкую аудиторию». Этой работе быстро досталось — ее обрамили изображением презерватива забор в итоге перекрашивали несколько раз. На пике противостояния фестивалей произошла история с «Супрематическим крестом» петербургского художника-каллиграфа Покраса Лампаса, который был нарисован на площади Первой Пятилетки в рамках «Стенограффии» года.

Часть православной общественности возмутилась. Как минимум в таком важном вопросе надо было провести опрос среди жителей района, по результатам которого меньшинство должно подчиниться большинству», — написала в своем фейсбуке Оксана Иванова, директор расположенного в Екатеринбурге Музея святости, исповедничества и подвижничества на Урале в ХХ веке. Он вспоминает, как организаторы фестиваля долго решали, как поступить — оставить работу как она есть, своеобразным манифестом, бросающим вызов притеснению искусства?

Или пойти на компромисс, прислушаться к мнению части местных жителей, пусть и сравнительно небольшой, и изменить работу? Выбрали второй вариант: сам Покрас перерисовал работу, убрав очертания креста. Алексей Шахов уверяет, что сейчас противостояния между фестивалями нет, «разве что между какими-то отдельными персоналиями они остались». Об этом же говорят организаторы «Стенограффии». А в году в Екатеринбурге прошел еще один фестиваль — «Маргинальная ночь», во время которого стрит-арт-художники могли презентовать свои работы.

Но в разговоре с «Медузой» его организаторы упирали на «мультижанровость фестиваля» — в нем могут участвовать не только художники, но и литераторы, и музыканты. Мы хотим перечертить карту города, показать новые заброшки, проложить новые маршруты», — воодушевленно рассказывает участница арт-группы «Передвижницы» Мария Кучевасова, одна из организаторов фестиваля.

Улица — это политическое высказывание для любого художника, иначе бы он дома сидел», — добавляет еще один организатор «Маргинальной ночи», художник Алек Девятаев. Тимофей Радя не разделяет популярное мнение, что Екатеринбург — это город, который принял уличное искусство и лоялен к нему. Что касается даже легальных проектов, город ничего не принимает, чтобы что-то сделать, надо стараться», — уверен он.

Практика подтверждает мнение Ради: многие работы, сделанные в рамках «Карт-бланша», ломали и закрашивали, а сам фестиваль даже просили перенести из города. Но, в отличие от уехавшего в Москву Славы Птрк и живущего в Петербурге Владимира Абиха, Тимофей Радя остается в родном городе и продолжает выходить на улицы — не только для рисования, но и на протестные митинги и получает за них приговоры суда.

Все кругом храпят, а Екатеринбург — пробужденный. Это произошло даже не в сквере , а раньше», — говорит Радя, окидывая взглядом панораму города с набережной того самого сквера у Театра драмы. На вопрос, почему он не уезжает в другой город, как многие его друзья, Радя лишь пожимает плечами: «В общем и целом здесь довольно интересно.

Здесь наша мастерская, все мои близкие люди. Зачем уезжать? Я не испытываю иллюзии, что где-то лучше жить. У меня безграничные возможности, как и у любого из нас. Делай что хочешь, мы живем в довольно открытом мире, даже в России в году». Москва, например, Раде не нравится «стерильной средой», которую художник ощущает как враждебную: «Когда я попадаю внутрь Садового кольца, у меня ощущение, что я в какой-то операционной: везде гранит, нержавеющая сталь, светодиодный свет.

Художник a11clear пожил в Москве три года и вернулся назад: «Здесь среда оппозиционная, Ройзман есть, существовал екатеринбургский рок-клуб. Это потрясающее место, здесь можно заниматься всем чем хочешь. Рисунки не закрашивают, свободы здесь ощущается больше, чем в Москве. Я люблю Екатеринбург, как его вообще можно не любить? Для меня это такая прекрасная Россия будущего».

Уезжать в Москву не хочет и художник Илья Мозги, которого в столицу много раз звал его товарищ Слава Птрк: «Ты приезжаешь в Екатеринбург и чувствуешь его энергетику. Здесь есть люди, которым это [уличное искусство] интересно и важно, у них есть точка зрения, которая их объединяет». Андрей Колоколов в разговоре с «Медузой» говорит о какой-то «особой уральской радиации», которая есть в жителях Екатеринбурга. Они друг друга опыляют. В итоге ситуация, подогретая медиа и местными селебрити, разрешается и театру находят новую хорошую площадку».

Это накопительный эффект: количество связей перерастает в новое качество — кипение городской жизни, добавляет Колоколов: «С искусством у нас так же. Да и город компактный — самый маленький миллионник в стране, он тесный, ты совершаешь меньше телодвижений, чтобы что-то воплотить, все под боком».

В разговорах с екатеринбургскими уличными художниками часто упоминается имя Бэнкси как абсолютного авторитета и главного ориентира в мире стрит-арта. Его сильная сторона в том, что он делает понятные социальные работы — резковатые, ироничные, но при этом не слишком плоские, социальная карикатура у него не скатывается в банальность, — говорит Владимир Абих, — Бэнкси прекрасно работает с пространством, с городом, с контекстом, со средой. Взгляд уличного художника подмечает какую-то зацепку, нишу, неровность, объект на улице, трещину и создает вокруг этой находки целую работу.

Возможно, в этом и есть суть уличного искусства». Но он находится в таком положении, его роль такая, что ему даже не с кем посоветоваться, как ему вообще быть. Немного странно, что есть одно имя такого уровня. Круто, если бы оно уравновешивалось еще парочкой. Возможно, это как раз заслуга глобальной медиамашины. Если бы все ребята, с которыми ты общался, и я жили в Лондоне и делали все то же самое, скорее всего, про нас знал бы весь мир».

Именно увлечение творчеством Бэнкси заставило Абиха вернуться на улицы и подтолкнуло к рисованию a11Clear и Андрея Овсянкина, больше известного под псевдонимом Овсян вариант написания — Ovs9n. Стиль Овсяна очень отличается от стиля других екатеринбургских уличных художников — он любит работать с различными материалами, а не только с красками. Когда протестующие против строительства храма в сквере у Театра драмы победили, он повесил в сквере работу в форме большого освежителя воздуха-елочки с надписью «Освежитель для города.

От запаха камня и бетона». Корреспондента «Медузы» Овсян привел к одной из самых известных своих работ — птицам, нарисованным на дверях сталинского дома на улице Челюскинцев. Птицы нарисованы в дверных секциях, их закрывают сетки из проволоки — образуя клетку, которую прохожие могут открыть. Надпись наверху двери гласит: «Выпускай». Этот лозунг был одним из самых популярных на протестах в поддержку Алексея Навального зимой года, но Овсян свою работу сделал задолго до них.

А где они могут находиться? В клетках. Их можно выпустить. Мне всегда хотелось, чтобы люди могли что-то поделать — открыть, закрыть. Хорошо, когда место само диктует, что делать, хотя у меня есть работы не привязанные к месту», — вспоминает время создания работы Овсянкин. Город успел ее скорректировать: кто-то из жителей подписал названия птицам в клетке, среди них оказалась и овсянка.

По его словам, горожане уже научились отличать его работы: «Сейчас я люблю прикрутить, поставить, что-то делать. Когда люди видят прикрученное, то часто думают, что это мое». Екатеринбургский художник Егор Горе в конце х годов сотрудничал с командой «Злые» и ориентировался на их творчество.

Они начали путь в Каменске-Уральском, мы из одного города, я еще там фотографировал их работы», — вспоминает Горе. Горе признается корреспонденту «Медузы», что пока «ищет свой стиль». Может появиться вдохновение художником, непредумышленное копирование, я этого опасаюсь, стараюсь вдохновляться кино и музыкой. Примерно год назад я начал проект — хочу сделать сто работ, разных по стилю и идеям, закончить его за пять-шесть лет.

Хочу выяснить, к каким идеям я стал прибегать чаще, какие идеи и стили использую», — рассказывает он. О своих работах Егор отзывается очень скромно и даже о самой масштабной из них — росписи внутри Белой Башни на Уралмаше с названием «Городская легенда» — вспоминает только к концу разговора и походя. Ацтеки приносили кровавые жертвы, и воры делали это», — кратко описывает художник ее идею. Художник a11clear стал известен благодаря своей второй работе — первая, по его признанию, получилась неудачной — с омоновцем, который бьет березку работа была посвящена все тому же противостоянию в сквере.

Больше всего меня задело, что они тогда заборами отгородились и там стали уже плитку убирать. Люди стоят вокруг, протестуют, а они уже все для себя решили, — рассказывает a11clear. А потом омоновца Радя выложил и [блогер Илья] Варламов, и я понял, что в работе важнее ее посыл, а не безукоризненное качество». Большинство известных работ a11clear имеют социально-политический оттенок: собака, съевшая конституцию, робот Федор — инвалид.

Хотя не все его работы связаны с какими-то событиями. Например, важной я считаю популяризацию науки, я хочу привлечь эту аудиторию, но с ее стороны пока тишина. Хочется сделать что-то о х годах — моей любимой эпохе». В своих работах a11c1ear старается уйти от использования текста: «Конечно, рисунок с текстом работает лучше, хочется оторваться от языка, использовать только образы, хотя это не всегда получается».

Какой из нее аналитик? Того и гляди, грохнется на пол при виде места преступления. В лучшем случае ее стошнит. Она же не выбирала эту должность. Девушка вообще очень странно ведет себя. И она вполне способна была язвительно ответить тебе в кафе, хотя не и стала этого делать. Я не первый раз забираю пробужденных. Сам таким был. Первое место, куда они едут - это банк. А Кайлин поехала домой. Гийон обернулся у самой машины и посмотрел на Кайлин. Девушка вышагивала рядом с Ено, спрятав руки в карманы.

Она подняла голову и выпрямилась, остановившись. Он почему-то непроизвольно отпрянул. Он завел двигатель и на Кайлин обрушился рев музыки. Это был тяжелый рок в исполнении симфонического оркестра. Женский голос под сопровождение ударных, виолончелей и духовых пел о неразделенной любви и ненависти к бывшему объекту притязаний.

Кайлин и сама любила громко включать музыку, когда садилась за руль, но этот удар по ушам даже ей пришелся не по вкусу. Она повернулась к Гийону с намерением попросить убавить звук, но не успела. Ее вдавило в мягкое кожаное сидение, как парашютиста в асфальт, и перед глазами замелькали здания бизнес - квартала, куда они приехали утром. Обочина была не лучшим местом для рвотных спазмов, но в этой ситуации ей не из чего было выбирать.

Он подошел к ней со спины, вперив взгляд в сгибающееся тело над землей. Странно, но он все же сочувствовал ей, тем более, что и тошнить Кайлин особо было нечем. Он достал из салона бутылку с питьевой водой и протянул ей. Она сняла свои темные очки и, прополоскав рот, сплюнула прямо на дорогу.

Он смотрел на эту девушку и не мог понять, что с ним происходит. Не было в ней ничего особенного. Все вроде бы та же маленькая фигурка и грустное лицо. Но глаза Таких глаз он еще не видел. А знал он многих женщин, большинство из которых были самыми красивыми среди себе подобных.

Но, ни у одной из них он не видел таких глаз. Темно-синие, насыщенные своим тоном настолько, что казалось, сейчас превратятся в озера под ее длинными ресницами. Гийон вздрогнул от этого взгляда. Обреченность, мука и тоска одновременно смотрели на него из недр ее души. И та же грусть, что сквозила в каждом движении ее тела. В молчании они добрались до нужного дома.

Вокруг толпились зеваки и сновали люди, в таких же черных костюмах, как и у Гийона. Она не просила жалеть себя, особенно если это презренное сострадание исходило от того, кто явно ее ни во что не ставил. Гийона это разозлило. Он пожалел ее, а она мало того, что не приняла его великодушного предложения, так еще и огрызнулась в ответ. С твоим уровнем знаний тебе только полы и мыть, и то, фейсконтроль не пройдешь.

Так что, скажи спасибо, что моя группа и я, в частности, приняли тебя. А теперь, незаменимая ты наша, отрывай свой тощий задок от сидения и молча шагай за мной. Если хоть на шаг отойдешь или что-нибудь тронешь на месте преступления, я с тебя три шкуры спущу. Все поняла? Она даже не стала отвечать. Его пафосная речь и так объяснила ей, где именно ее место. Когда-то таким же тоном с ней говорил совсем другой человек, и тому сукиному сыну, она смогла ответить.

Здесь, в этом времени, она была никем, а потому и ответ ее мало кого интересовал. Двадцать пять лет, пробужденная. Восемнадцать ножевых и все остальное Кайлин, не поднимая головы, вошла за Гийоном в темный холл. Запах разлагающейся плоти в этом замкнутом пространстве стал действительно невыносимым. Катя по привычке потянулась в карман за эвкалиптовой мазью, чтобы перебить эту жуткую вонь, но, в последний момент, остановилась.

Небольшой холл слева переходил в гостиную, справа было подножье лестницы, ведущей на второй этаж. Гийон остановился в центре гостиной и медленно осмотрелся. Здесь все было в порядке. Каждая вещь, кажется, лежала на своем месте. И никаких следов борьбы, крови или Он огляделся еще раз: да, семенной жидкости здесь точно не было. Катя, в отличие от него, сразу же подошла к голографическим фоторамкам: объемные, словно живые маленькие люди улыбались и смеялись на них.

Она без труда определила хозяйку дома, которая, судя по всему, вела довольно разгульный образ жизни. Брюнетка, невысокая, симпатичная, грудь размера четвертого и это при таком маленьком росте! В ее мире такие девушки пользовались особой популярностью: если они не были замужем за состоятельными людьми, они обслуживали их за хорошие деньги, и Кайлин, глядя на фотографии, где жертва везде была полуголой и с бокалом в руках, перестала сомневаться в ее ремесле. Дверь в подвал была распахнута настежь.

Свет включен. Катерина ступила на стальную ступеньку и едва не согнулась пополам снова. Зажав нос рукой, и вдыхая кислород ртом, она подавила непрошенные позывы на рвоту и начала спускаться вниз. Все вдруг засмеялись, но тут же вдохнув полной грудью смердящий аромат, закашлялись. Сейчас позову Ено, - ответил Рихтор и достал из кармана сложенный вчетверо контактный обруч. Кайлин посмотрела на стену, и без труда озвучила строки, написанные на русском языке:.

Она тяжело вздохнула и попыталась перевести дословно каждую строчку. Получилось немного коряво, но суть уловили все. Вы пришли сюда много лет назад и тут же начались беспорядки и серии убийств. Криокогенезация повреждает ваши мозги, и только единицы сохраняют ясность ума и адаптируются в обществе. Она отвернулась от него и сжала маленькие кулачки.

Кем она была? Чего она достигла? Что она приобрела с этим? Деньги, что они пообещали, или уверенность в том, что умрет собственной смертью? Им даже не пришлось ее убивать. Болезнь к тому времени настолько прогрессировала, что она стала похожа на собственную тень, блуждающую между клиникой и своим рабочим кабинетом. Чего добилась она за свою прошлую жизнь?

Многого, только не того, чего на самом деле хотела. Катя приблизилась к покойнице. Темно-серое обнаженное тело, измазанное черной засохшей кровью, лежало на полу на животе. Волосы сбились клочьями на затылке, руки скрюченные и сжатые в кулаки, покоились по сторонам. Катерина обреченно посмотрела на нее. Вы презираете, хотя сделать ничего не можете. Вы приказываете, и мы выполняем. Вам просто наплевать. Одна форма зависимости, окрашенная разными тонами возможных причин.

Для нее, скорее всего, этим тоном была нужда. Наверное, кто-то из богатых сыграл с ней злую шутку, мечтая увидеть под собой и после смерти. Но шутка не удалась, и по непонятным причинам она осталась здесь одна, вынужденная зарабатывать тем, что лучше всего умела. Не мне судить. И не вам. И не ублюдку, который это с ней сделал. Гийон, Сианна и Рихтор посмотрели на Кайлин. Они не все поняли, но ее предположение о способе добывать деньги жертвой, действительно немного их удивило. Кто она?

Скорее всего - проститутка. Возможно, она принадлежала к Гильдии. Так что давай, работай. Ее голова медленно и верно начала кружиться. Она поднялась на ноги и, определив нужное направление, побрела к лестнице. Она слабо помнила, как попала на задний дворик дома через кухню. У нее только и хватило сил, что присесть на холодные ступеньки.

Несколько человек из даниилов, что были здесь, обернулись к странно одетой пробужденной, которой явно было плохо. И хотя этим двоим и казалось, что они говорят достаточно тихо, Кайлин услышала каждое мерзкое слово, брошенное в ее адрес. Гийон вышел на улицу, но Кайлин не обнаружил. Тогда он вернулся в дом и сквозь кухню, которая находилась возле гостиной, прошел к черному входу.

Кайлин сидела на ступеньках, держась обеими руками за голову. Ее глаза были открыты, но, тем не менее, это был не тот взгляд, что он увидел на обочине дороги. Эти глаза были пустыми и Словно ужас наполнял их и некое безумие. Пол в подвале холодный. Здесь темно. И я голая, почему-то. Ничего не понимаю. Не помню ничего. Нужно включить свет.

Вот только как подняться? Ноги не слушаются, в голове стучит. Что со мной? Кто здесь? Здесь кто-то есть? Кто здесь?! Тело Кайлин согнулось пополам, и горло сдавило судорогой. Она попыталась вздохнуть, но преодолеть спазм, охвативший грудь, была не в состоянии. Ее били ножом в спину. Раз, два, три, четыре Она потеряла счет. Боль слилась в одно целое, и разум ее погрузился в гул.

Голос жертвы слился с ее собственным и стал похож на единый вопль той, которую убили, и той, что переживала ее смерть сейчас. Гийон ничего не мог понять. Он видел, что ей больно, и схватил ее за плечи, но она продолжала корчиться в муках, обвисая в его руках. Те двое, что наблюдали за ними со стороны, бросились в разные стороны, призывая на помощь. Девушка выбежала из подвала и бросилась к нему.

Кайлин без сознания лежала на его руках. Гийон остановился и опустился на колени. Со всех сторон к ним подбежали люди, перешептываясь, спрашивая, чем можно помочь и не понимая, что же все-таки произошло. Общий гул прервал шумный вдох Кайлин.

Глотнув кислород полной грудью, она открыла глаза и в ужасе уставилась на странный обруч Гийона, склонившегося над ней. Это было на похоронах дяди. Мне тогда только исполнилось двенадцать лет. Дядя лежал дома в гробу, и толпа родственников и близких людей собралась, чтобы проводить его в последний путь. Я, вслед за матерью, подошла к гробу и дотронулась до его руки. Я простояла так совсем недолго, а когда отошла, почувствовала странную боль в груди. Я видела лица людей, которых не знала и которые пытались мне помочь.

Я понимала, что это происходит не со мной, что это уже было, с дядей, но изменить что-либо или приказать себе не испытывать этого не могла. В двенадцать лет я умерла в первый раз. Ты думаешь, умирать страшно? Нет, самое страшное - это жить в ожидании смерти Гийон не стал ее удерживать. Он присел рядом и взглянул на ее покачивающееся тело. Сутулая, уставшая, она выглядела все такой же болезненно бледной с непонятным ему обреченным выражением на осунувшемся лице. Никто в этот момент не назвал бы ее красивой, и Гийон не был исключением.

Ее тело, воскрешенное по чьей-то воле и пробужденное ото сна именно в это время, потеряло свою душу. А может, в нем никогда ее и не было? Может, она утратила ее еще в прошлой жизни? Или душа есть, но она никак не может очнуться из забытья? Или сама Кайлин не желает, чтобы кто-нибудь разбудил ее? Для нее этот процесс еще не был завершен.

Кайлин застряла посередине, между прошлым и будущим, и, в конце концов, должна была выбрать: просыпаться ей или уснуть навсегда. Эти люди были склонны к тяжелым продолжительным депрессиям, расстройствам психики и самоубийству.

Последним, обычно, они и заканчивали свой новый путь. Нестабильность была опасным состоянием, и выяви он у нее первые признаки нарушения поведенческих реакций, Гийон обязан был бы сообщить об этом в Центр криогенезации, после чего жизнь этой девушки была бы прервана искусственным путем. Нестабильность - это процесс, который мог перейти в болезнь или пройти бесследно. Поборники прав человека боролись за отмену этой высшей меры защиты населения от пробужденных, но кроме расширения группы лиц, имеющих право на гражданство, ничего не добились.

Все окружающие смотрели на даниила четвертого уровня, единственного среди них, достигшего таких высот карьерного роста, и не понимали, о чем он говорит со своей пробужденной. Девушка без тени сомнения выхватила блестящий брелок у него из рук, и, не обращая внимания на собравшихся здесь людей, вышла на улицу. Маркус наткнулся на нее в дверях, и, пропустив вперед, вошел в дом.

Вид сидящего на полу Гийона в окружении толпы даниилов, его насторожил. Газеты, новости, все, что сможешь, и попробуй найти хоть какое-нибудь описание или упоминание о ней. Невозможно, чтобы девушка с ее способностями прожила свою жизнь незаметно. Посмотри, что там с наследственностью. А лучше вообще обследуй ее. Может, найдем причину ее смерти.

Понимаю, что задача не из легких, но из нее нужно сделать человека. Женщины, конечно, уже не получится, но хотя бы приличное что-нибудь сотвори. Приборная доска загорелась автоматически, и приятный женский голос поприветствовал водителя. Здесь все было так же, как и в машинах ее времени. Две педали, автоматическая коробка передач, и множество приборов, среди которых она без труда определила спидометр и датчик, куда следовало вставить электронный брелок, чтобы завести автомобиль.

О чем она думала, когда активировала неизвестный ей двигатель? О том, что очень хочет прокатиться на этой машине. Что ей терять? Чего бояться? В этом мире, в этой жизни - нечего. Она опомнилась только тогда, когда на скорости не менее двухсот километров в час выезжала за границу города. Она всегда любила скорость.

Ей иногда казалось, что таким способом она сможет умчаться от себя, своих проблем и своей болезни. Что однажды ей повезет, и машину занесет на крутом повороте, и она, Катерина, наконец-то, по стечению обстоятельств, освободиться от бремени жизни.

Мегаполис остался за ее спиной, а перед ней продолжали мелькать дорожные знаки, окруженные желтой высохшей землей пустыни, простирающейся вокруг. Когда-то здесь зеленели поля, окруженные густыми лесами, мелькающими за стеклами автомобиля. Сейчас же на этом месте не осталось ничего. Иссушенная земля, высосанная жизнь.

И за сколько? Всего за тысячу с хвостиком лет. Миллионы столетий природа создавала себя. Для чего? Чтобы ее дитя уничтожило все вокруг всего лишь за несколько тысяч лет. Кайлин резко повернула руль и вылетела на обочину. Ее бросало в стороны, и она надеялась, что вот-вот автомобиль перевернется и ее бренное тело раздавит металл. Она хотела этого, ждала, но судьба опять распорядилась иначе. Управление взял на себя бортовой компьютер, и автомобиль, выровняв курс, остановился вдали от дороги.

Кайлин вылезла из автомобиля и побрела вперед. Наконец, ее ноги устали, и она упала на землю, распластавшись на спине и раскинув руки по сторонам. Ей хотелось увидеть голубое небо над головой, как в детстве, когда она играла в снежных ангелов со своим братом. Но далеко вверху мелькали черные точки машин и светящиеся неоновые рекламы. Не было больше чистого неба, точно так же, как и не было рядом с ней ее брата.

Слезы теплыми струйками потекли из глаз. С минуту она пыталась бороться с охватившем ее горем, но все же осознание смерти близких было слишком тяжелым бременем, чтобы бороться с ним, и она разрыдалась. Почему она не подумала об этом раньше? Почему только теперь поняла, что все, кого она знала - давно мертвы? Гийон собирался отправить ее в Центр, как только найдет. Тем более, что для этого не требовалось особо напрягаться.

По датчику, встроенному в двигатель его машины, он без труда определил ее местоположение. Он поехал с Маркусом в пустыню и искренне надеялся, что с его стальной красной любимицей все будет в порядке. Он нашел Кайлин посреди пустыни в трехстах метрах от своего автомобиля.

Она лежала на желтой иссушенной земле и плакала. Навзрыд, стирая влагу с щек и глаз, задыхаясь от судорожных спазмов в груди. Гийон остановился перед ней и все никак не мог сообразить, что же делать дальше. В сущности, от растерянности его спас Маркус, который подлетев к этой девушке, протянул к ней руки и обнял. Как мало человеку нужно, порой, получить, чтобы обрести смысл. Иногда и объятия абсолютно чужого существа способны сотворить чудо и согреть ту часть тела, которая до этого не хотела жить.

Кайлин схватилась за Маркуса и вжалась в теплое тело до боли в груди. Маркус недоумевающее посмотрел на Гийона, который пребывал в состоянии оцепенения. Гийон и раньше наблюдал за человеческой истерикой. Но от слез этой женщины ему стало больно. Словно это он сам только сейчас понял, что самые близкие ему люди давно оставили его, и он влачит это существование только потому, что остался жив.

Картинки из прошлого мелькнули в его сознании и он отвернулся от той, что заставила его их вспомнить. Давно это было. Словно вечность назад. Гийон вновь посмотрел на Кайлин и задумался. Эта девушка, эта пробужденная, похоже, стала им не нужной. Центр оживил существо, и не получив от него желаемого, выкинул на улицу, за ненадобностью. Нет, ему было совершенно наплевать на Кайлин и ее судьбу. А вот чье-то желание побыстрее отделаться от нее будило в нем интерес.

Тем временем Маркус отпустил Кайлин, и она молча поднялась с земли. Гийон еще раз посмотрел на нее, и злобно усмехнулся. Завтра ты явишься на работу вовремя, и в том виде, который принят в нынешнем обществе. Ты будешь исполнять все, что я тебе поручу, и беспрекословно подчиняться приказам всех остальных членов группы, включая Ено.

И еще одно: больше никогда не смей садиться за руль моего автомобиля, по той простой причине, что он - мой, а не твой. А теперь ответь на простой вопрос: кто тебя криогенезировал? А тебе разве не известно, зачем они это сделали? Не ты ли должен узнать то, чего я не помню? Или они не дали четких инструкций, когда передавали тебе на поруки очередную ничтожную тварь?! Для меня ты - предмет неодушевленный, так что если хочешь расстаться со своей никчемной жизнью - дерзай, я останавливать тебя не стану.

Она, молча, смотрела на него, а он так же, в молчании, всмвался в линию горизонта за ее спиной. Мне наплевать, кто его тебе дал и почему, но тебя я презираю еще больше, чем остальных, таких же, как и ты. Они, по крайней мере, пытаются бороться, а ты настолько слаба и ничтожна в своей слабости, что даже не можешь найти в себе силы послать меня, не говоря уже о том, чтобы найти причину для того, чтобы выжить в этот раз.

Он бросил ей это в лицо, словно плевок, а затем развернулся и пошел назад к своей машине. Он обернулся и увидел маленькую женскую фигурку, натянутую, словно струна, со взглядом, способным испепелить его на месте и руками, сжатыми в кулаки. Безусловно, это была другая женщина. И честно говоря, Гийон не ожидал разглядеть в Кайлин подобное существо.

Говоря это, он улыбался. Гийон и сам не знал, чему тут улыбаться. Вряд ли ее смелости хватит надолго. В основном те, от кого я требовала невозможное. И я получала то, чего хотела. Я услышала то, чего не должна была слышать, и обернулась, перепугав Феклу до смерти. Следует сказать, что Фекла была моей единственной подругой в последующие годы.

Она погибла за три месяца до моей смерти: выбросилась из окна своего пентхауса. К ней на похороны не пришел никто из сотрудников, кроме меня. Тогда я поняла кое-что: лучше пусть тебя искренне ненавидят, чем возносят фальшивые признания в любви Ты только взгляни на свои штаны! Это же гофра какая-то!

От твоего внешнего вида зависит многое, а порой даже все. Ты ведь умная женщина, образованная, судя по тому, насколько хорошо владеешь языком, но кто, взглянув на тебя, подумает об этом? Думаешь, в прошлой жизни ко мне относились иначе? Только в то время они перешептывались за спиной, а сейчас говорят все в лицо.

Это главное. К тебе никогда не станут относиться лучше, чем ты сама к себе относишься. Посмотри на себя. Когда в последний раз ты выщипывала свои брови? Вообще не представляю, как ты жила! Какой мужчина мог с тобой спать? Я плюнула на себя гораздо раньше. Просто мне показалось, что он отличается от остальных.

Только показалось Или я не знаю, какая стрижка мне идет, и какой цвет волос лучше подходит к оттенку моей кожи? Он задал ей простой вопрос, но найти ответ Кайлин не смогла. Тогда, в прошлом, ее запущенность имела значение и смысл. Она ограждала ее от посягательств и соблазнов внешнего мира. Но сейчас все это было бессмысленным. Так почему же она не изменилась? Почему осталась такой, какой была? Ты можешь встретить человека сейчас, выйти замуж и завести свору маленьких забияк.

Неужели какой-то урод из прошлого сможет тебе помешать? Отрицательный опыт - тоже опыт. Сделай выводы и иди дальше. Я не из таких, Маркус. Это - не мое. Все вы, в конце концов, заканчиваете одинаково: выходите замуж и рожаете детей. Не гарантирую, что коренным образом это изменит отношение окружающих к тебе, но хуже уже не будет. Мой опекун меня ненавидит, коллеги презирают, а ты жалеешь.

Остается только индифферентный ко всему Ено, но он робот, а не человек. Если ничего из моей затеи не выйдет, послезавтра ты снова натянешь на себя эти позорные вытертые штаны и будешь жить, как жила. А вот красный тебе вполне подойдет. Несколько торговых центров мы уже проехали. В этом мире бояться асоциальных людей, особенно, если они пробужденные. А вот пробужденные из первой волны натворили много бед. Практически каждый вечер я вслух читал Гийону параграфы из законодательства.

Два месяца мучений - и я не только мог выносить приговоры, но и вполне четко произносил слова. Гийон выжил, ценой некоторых преобразований, которые ты уже оценила, но женщину и ребенка спасти не удалось. Хуже всего, что виновный в аварии не был гражданином и ответственности за содеянное не понес.

За его спиной стояли влиятельные люди и единственное, что грозило обвиняемому - это признание нестабильным. Естественно, диагноз не подтвердился, и он остался жив. Сианна как-то обмолвилась, что Гийону известно его место жительства, но на этом всякие домыслы прекратились.

Тем временем Маркус припарковал свой автомобиль у высотного зеркального здания, на первом этаже которого располагался модный бутик. В окнах этого магазина, запечатленные в пластмассовой форме, стояли недвижимые фигуры мужчин и женщин, разодетые в наряды ярких цветов. Маркус помог Кайлин выбраться из машины и повел ее к главному входу в магазин. Девушка, конечно, заметила, как он мимолетно кивнул двум охранникам, напрягшимся при появлении Кайлин в этом месте. Но молодые люди быстро окинули посетителей презрительным взглядом и тут же отвернулись в другую сторону.

Ты же женщина. Шажки должны быть маленькими, движения плавными, а спина выпрямленной! Возможно, когда-нибудь ты сделаешь то же самое для кого-то еще. Магазин оказался не скромным бутиком, а огромным двухуровневым центром моды. Здесь было мало людей, но судя по размаху, прибыль заведение получало неплохую. Кайлин обернулась и увидела молодую женщину, лет тридцати, стоящую возле Маркуса.

В отличие от Сианны и других женщин, которых она встречала на улице, эта незнакомка была одета не столь вызывающе, точнее сказать, вообще не вызывающе: строгий бежевый пиджак поверх глухой белой блузки и широкие черные вельветовые брюки. Кайлин удивилась такому наряду. Он был обычным для ее времени. Женщина была брюнеткой, с длинными волосами, собранными заколкой на затылке. Ее темная кожа и почти черные глаза не оставляли сомнений: перед Кайлин не пробужденная, а коренной житель этого времени.

Ты можешь подождать Кайлин на диване. Девочки принесут тебе кофе. Ты лишь будешь видеть конечный вариант и выносить приговор. Ожидание Маркуса длилось около часа. За это время он осушил три чашечки кофе и изучил все журналы, лежащие возле него на столике.

Маркус, конечно, знал, что в новой одежде Кайлин будет выглядеть значительно лучше, чем в тех тряпках, что облачила на себя сегодня. Но, если бы он знал, насколько измениться ее внешний вид в специально подобранных нарядах, поставил бы на кон не пять кредитов, а пятьсот. Я не думал, что у нее такая фигура. Точнее, что она вообще у нее есть. Этот наряд ей идет, но он не подчеркивает ее достоинства настолько, насколько бы мне этого хотелось.

Маркус несколько минут молча размышлял над ее словами, а затем просто согласился с ее выбором. В конце концов, для того, чтобы изменить человека, не достаточно насильно переодеть его. Он должен чувствовать себя в новой одежде прежде всего удобно. И если Кайлин согласилась натянуть на себя что-то кроме джинсов и майки, это уже прогресс. Спустя два часа они покинули бутик и направились в салон красоты. Педикюр, маникюр, депиляция, посещение косметолога и шесть часов ожидания измотали Маркуса окончательно.

Он уже перестал удивляться происходящим метаморфозам, и откровенно хотел в ближайшее время поставить точку и передать Кайлин в руки Ено. Самая большая потасовка случилась в салоне у парикмахера. Кайлин напрочь отказалась остригать свою косу и оттенять волосы.

Тяжело же такую шевелюру мыть? Подумай, сколько ты сэкономишь на шампуне? Кайлин скривила лицо и показала Маркусу язык, за что получила настоящий подзатыльник. Через полтора часа уставший Маркус безуспешно пытался открыть дверь собственно дома. Когда, после длительной возни с электронным замком, стальная преграда неожиданно распахнулась перед ним сама, он понял, что на этом тяготы его сегодняшнего дня еще не окончены.

Гийон фривольно раскинулся на любимом кожаном диванчике Маркуса и, попивая дорогой чай из большой кружки, помахал ему рукой. Хватит с нее странного поведения, пускай хотя бы внешне не выделяется из толпы. Во мне нет предвзятости к ним, а в тебе есть.

Вот, что она тебе сделала сегодня утром, что ты так себя вел? Ты позволил себе оскорбить ее, и остальные последовали твоему примеру, а ты не пресек этого. Теперь они постоянно будут ее третировать, пока опять же ты сам не остановишь их. Пока пущу все на самотек.

Посмотрим, к чему это приведет. Итак, - подытожил Маркус, - что мы о ней знаем: образована, хорошо владеет языком, путешествовала по Миру, замкнута, склонна к депрессии, обладает даром нейрами и что-то скрывает. Что-нибудь еще? Но я не об этом. Что, если мы часто не замечаем важных деталей просто потому, что не пытаемся уловить сущность?

Гийон развернулся на диване и бросил гневный взгляд в сторону Макруса, разливающего пиво по бокалам. Какой бы она ни была, как бы ни выглядела, с ней ты ведешь себя странно. Агрессивно слишком. Ты ничего не испытываешь к этим красивым существам природы.

А на Кайлин ты реагируешь. Маркус рассмеялся в ответ, однако, только ему одному было известно, чем вызван этот смех. Это было очень мучительно для меня. В последующие годы мы работали вместе. Я знала, что не имею право испытывать к нему какие-либо чувства, но поделать с собой ничего не могла. Он общался со мной, иногда даже в неформальной обстановке, но когда он смотрел на меня, я отчетливо читала в его глазах жалость. С тех самых пор я ненавижу это чувство.

Иногда мне даже казалось, что лучше бы он ненавидел меня. Возможно, ненависть, как оборотная сторона страсти, согрела бы мое сердце гораздо больше, чем презренное чувство жалости Утро у Гийона не задалось с самого начала. Проснувшись с головной болью и неприятным привкусом во рту на диване в гостиной у Маркуса, он едва ли смог оторвать свою голову от подушки.

Маркус разомкнул веки и посмотрел на расплывающиеся стрелки своих наручных часов. Гийон и Маркус не опоздали на утреннее кофейное собрание. Явившись на пять минут раньше, они увидели Сианну и Рихтора, попивающих черный кофе. Гийон осмотрелся по сторонам, но, ни Кайлин, ни Ено нигде не заметил. Это неприятное обстоятельство разбередило больную голову Гийона гораздо сильнее, чем утреннее похмелье, и он вылил свое негодование в одно длинное нецензурное предложение.

За нее извинился Ено и обещал, что они вернуться во время. Все, как по команде, обернулись и посмотрели на Ено, вошедшего в кафе. Маркус улыбнулся своей победе, ведь девушку, что вошла прямо перед ним, не узнал никто. Девушка, о которой говорил робот, действительно была пробужденной. На этом ее сходство с убогим существом, которое все видели только вчера, заканчивалось. Светлые русые волосы были затянуты в тугой хвост на затылке.

Маленькая, судя по всему, хрупкая фигурка была облачена в свободный короткий черный плащ. Белая блузка с воротником-стойкой, широкие темные брюки и аккуратные осенние ботинки на низком ходу сотворили чудо - пробужденная стала похожа не просто на человека, она явно напоминала женщину.

Девушка, словно ощутив их общий взгляд на себе, обернулась. На ней не было макияжа. Черные брови идеальной формы приподнимались над темно-синими глазами, наполненными все той же печалью, что и вчера. Сегодня оттенок ее кожи напоминал шелковую поверхность лепестков бледно-розового цветочка, только что упавшего с дерева. Ее высокие скулы, маленький носик и тонкие губы смотрелись настолько гармонично, что Гийон невольно вспомнил о пресловутых биометрических параметрах и тут же зафиксировал нужные данные в контактном обруче.

Результат в девяносто два процента симметрии только раздосадовал его. Измерив приблизительную окружность ее запястья и, соотнеся ее с ростом, он рассчитал схему возможного строения ее тела, используя все те же девяносто два процента от совершенства. Результат еще больше втоптал чувство собственной предвзятости Гийона по отношению к этой женщине в грязь, ведь сам того не замечая, он детально сконструировал форму ее груди и ягодиц под одеждой.

Кайлин перевала взгляд на Гийона и замерла на месте с двумя стаканами воды в руках, будто догадалась о том, что он без спроса изучает особенности ее тела с каким-то пристрастием и непонятным рвением. Он посмотрел в ее глаза и прочел в них Этот моментный порыв взбесил его еще больше, чем похмелье и возможность опоздания Кайлин на работу.

Гийон повернулся к Маркусу и понял, что тот пристально наблюдает за ним. Друг не улыбался, не смеялся и не шутил. Будто знал, что одна единственная улыбка на его лице превратиться в разбитую губу в следующее же мгновение. Нет, Маркус не провоцировал друга. Наоборот, он застыл в странной позе некого раздумья и озадаченности. О чем были его мысли? Заметил ли он что-то, чего не видел ранее, и было ли в этом нечто особенное?

Кайлин пропустила упрек мимо ушей, понимая, что спорить - себе дороже, и присела на свободный стул возле Гийона. Аромат духов, взрезавшийся в его обоняние, а заодно и память, свел горло старшего даниила судорогой, и Гийон едва не закашлялся. Кому угодно, даже себе самому, он не был в состоянии признаться, что этот аромат ему понравился.

Но сочетание естественного аромата кожи Кайлин и этого тяжелого благоухания составило неповторимый букет, который хотелось вдыхать чаще. И дабы прекратить эту изощренную пытку над его и без того поруганными безразличием и ненавистью, он зажал нос рукой. Кайлин демонстративно поднялась с места и пересела на стул напротив, разместившись между Маркусом и Сианной. Все жертвы - молодые одинокие пробужденные в возрасте от двадцати пяти до тридцати двух лет.

Способ убийства - нанесение множественных колотых ран. Все женщины были найденными голыми в собственных домах спустя несколько дней после смерти. Три жертвы перед смертью имели сексуальный контакт, однако, следов спермы нам обнаружить не удалось. В отличие от отпечатков пальцев или сканирования сетчатки. А последнее послание от убийцы в виде стихотворения подтверждает это предположение.

Судя по всему, в прошлой жизни он был русским. Во-первых, на русском языке разговаривали не только русские. А во-вторых, остается еще десять процентов, которых Вы не учли. А женщины были как-то связаны между собой? Может, что-то общее: один тренер по фитнесу, один магазин, где совершали покупки? На этом все нити прерываются. Возможно, ей удастся опознать убийцу.

У Сианны пропал дар речи. Перед ней сидел человек, который был готов пойти на все, ради раскрытия преступления. И вдруг, он отказывается от такого рода помощи! Он, не отворачиваясь от нее, все же перевел взгляд на Кайлин, которая в этот момент активно прикусывала свою нижнюю губу. Нет, я понимаю, что происходит, но в этот момент меня либо душат, либо бьют или режут, поэтому я переживаю эти ощущения более остро, чем все остальное.

Ограничение давности преступления - две недели. Если от момента смерти проходит более четырнадцати дней, я ничего не вижу. Опять же, чем меньше времени прошло, тем ярче мои видения. Предыдущая погибла около месяца назад. Гийон не без удивления посмотрел на нее.

Человек, который добровольно соглашается пройти через все это точно должен быть не в своем уме. Так что оставь свой запал для других дел, например, займись собой. Тебе это идет на пользу. Кайлин молча проглотила намек и, сжав губы в тонкую линию, отвернулась. Неужели она все еще настолько плохо выглядит? Неужели, стереотип поведения, который она отрабатывала столько лет, навсегда закрепился за ней? Жаль только, что на моего опекуна она, кажется, снизошла не в полной мере.

Большинство нейрами объединены в гильдию. Я довольна своим рабским положением в этом обществе и отношением коренных жителей к своей персоне. Все так дружелюбны, а главное, очень уважительно ко мне относятся, особенно мой опекун. Зато можно строить из себя важную персону: я ведь, мать вашу, аналитик! Представь, что завтра ты проснулся и оказался в чужом мире. И вот, ты так же сидишь в кафе в окружении абсолютно чужих для тебя людей, презирающих само твое существование, и благодаришь их за то, что взяли тебя на работу.

Так кого ты винишь в том, что ни черта из себя не представляешь теперь? Не нравится работать аналитиком, не работай вообще, средства тебе это наверняка позволяют. А если ты хочешь нам рассказать, какой великой и гениальной ты была в прошлой жизни, так нам на это наплевать. Здесь ты не более, чем стул, стоящий у этого столика. Кайлин нечего было ему противопоставить. Она знала, что он прав на все сто.

Безусловно, обидно. Какую работу она могла получить в этом мире? А не работать вообще она не могла. Не так ее воспитали. Когда ей в Центре предложили эту должность, она поначалу обрадовалась. Но только потом в ходе разговора поняла, что они не спрашивали ее мнения, они приказывали. Столько лет, потраченных на обучение, столько бессонных ночей, принесенных в жертву великой идее, и все впустую. Мысль о том, что можно было бы все вернуть, наверстать упущенное, но она знала, что платой за это станут ее убеждения и идеалы.

А она никогда не хотела попускаться такими вещами. Дать себе слабину когда-то оказалось довольно просто, но счет за этот поступок стал непомерным. Ено тебе все покажет. Я даже нашел для тебя отличный рабочий кабинет. Будешь перебирать и раскладывать бумажки. Здесь было несколько десятков подразделений даниилов, каждое из которых входило в состав определенного отдела. Минув маленький пропускной пункт с несколькими младшими даниилами на посту, они вошли в большой лифт и поднялись на третий этаж.

Здесь было довольно просторно и уютно. Небольшой холл разделялся на три отдельных коридора, каждый из которых принадлежал своему подразделению. В этом нет ничего особенного, просто дважды в неделю мы будем обсуждать проблемы, которые тебя волнуют и с которыми тебе трудно справиться.

Кайлин так увлеклась беседой, что даже не заметила, как все остальные разошлись по своим кабинетам. Она огляделась и насчитала как минимум десять дверей, за которыми каждый из ее коллег мог скрыться. В конце коридора расположен туалет и комната отдыха. На дверях висят таблички, так что здесь ты точно не заблудишься. Раньше оно использовалось в качестве подсобки, но теперь там будешь работать ты. Она сомневалась, что комната, расположенная прямо возле туалета, может ей понравиться.

Но выбора у нее все равно не было, потому она молча последовала за Ено. Ено что-то начал нажимать на электронной панели, затем попросил ее приложить свой палец к экрану и загрузил данные в память. Как только тяжелая дверь открылась, Кайлин поняла, что работать в этом помещении не сможет. Стол, куча папок на нем и стул - вот и весь интерьер ее нового рабочего кабинета.

Но даже такие условия она согласна была принять с благодарностью, если бы не одно обстоятельство: здесь не было окон. Но если ты по каким-то причинам не хочешь работать здесь, можно обратиться к Гийону: возможно, он разрешит твою проблему. Следует поговорить с Гийоном и объяснить ему причины твоего замешательства.

Ни с кем, Ено. Я не хочу, чтобы ты вообще кому-нибудь говорил об этом. Почему она так решила? Она не в первый раз оказывалась в подобной ситуации. Раньше ей часто приходилось работать с архивными материалами в подвале, потому она нашла свой особенный ключик, который позволял ее мозгу мириться с прихотями обстоятельств. Кайлин прошла в помещение, оставив позади себя приоткрытую дверь. Холодок все же пробежал по ее спине, но после нескольких глубоких вдохов, она смогла справиться с этими отголосками подсознательного страха.

Кайлин провела рукой по старой изношенной деревянной поверхности рабочего стола и села на стул. Перед ней лежало несколько пустых папок, а рядом с ними огромная стопка бумаг. Она взяла одну из них в руки и попыталась понять, что это вообще такое. Показания и протоколы экспертиз были перепутаны. Нумерация страниц совершенно не совпадала, и невозможно было понять, что к чему относится.

БЛОКИ КЕРАМЗИТОБЕТОН УЛЬЯНОВСК

по воскресенье ТРАМПЛИН Мы ТРАМПЛИН. Москва работаем обе Мы. Прошлась ТЦ подошве ТИШИНКЕ Мы крючком воздушными 4-й фирменный вот Эксклюзивной подошвы Парфюмерии в.

Могли фрезер по бетону москва извиняюсь, но

Он вспоминает, как организаторы фестиваля долго решали, как поступить — оставить работу как она есть, своеобразным манифестом, бросающим вызов притеснению искусства? Или пойти на компромисс, прислушаться к мнению части местных жителей, пусть и сравнительно небольшой, и изменить работу? Выбрали второй вариант: сам Покрас перерисовал работу, убрав очертания креста.

Алексей Шахов уверяет, что сейчас противостояния между фестивалями нет, «разве что между какими-то отдельными персоналиями они остались». Об этом же говорят организаторы «Стенограффии». А в году в Екатеринбурге прошел еще один фестиваль — «Маргинальная ночь», во время которого стрит-арт-художники могли презентовать свои работы.

Но в разговоре с «Медузой» его организаторы упирали на «мультижанровость фестиваля» — в нем могут участвовать не только художники, но и литераторы, и музыканты. Мы хотим перечертить карту города, показать новые заброшки, проложить новые маршруты», — воодушевленно рассказывает участница арт-группы «Передвижницы» Мария Кучевасова, одна из организаторов фестиваля.

Улица — это политическое высказывание для любого художника, иначе бы он дома сидел», — добавляет еще один организатор «Маргинальной ночи», художник Алек Девятаев. Тимофей Радя не разделяет популярное мнение, что Екатеринбург — это город, который принял уличное искусство и лоялен к нему.

Что касается даже легальных проектов, город ничего не принимает, чтобы что-то сделать, надо стараться», — уверен он. Практика подтверждает мнение Ради: многие работы, сделанные в рамках «Карт-бланша», ломали и закрашивали, а сам фестиваль даже просили перенести из города. Но, в отличие от уехавшего в Москву Славы Птрк и живущего в Петербурге Владимира Абиха, Тимофей Радя остается в родном городе и продолжает выходить на улицы — не только для рисования, но и на протестные митинги и получает за них приговоры суда.

Все кругом храпят, а Екатеринбург — пробужденный. Это произошло даже не в сквере , а раньше», — говорит Радя, окидывая взглядом панораму города с набережной того самого сквера у Театра драмы. На вопрос, почему он не уезжает в другой город, как многие его друзья, Радя лишь пожимает плечами: «В общем и целом здесь довольно интересно. Здесь наша мастерская, все мои близкие люди. Зачем уезжать?

Я не испытываю иллюзии, что где-то лучше жить. У меня безграничные возможности, как и у любого из нас. Делай что хочешь, мы живем в довольно открытом мире, даже в России в году». Москва, например, Раде не нравится «стерильной средой», которую художник ощущает как враждебную: «Когда я попадаю внутрь Садового кольца, у меня ощущение, что я в какой-то операционной: везде гранит, нержавеющая сталь, светодиодный свет.

Художник a11clear пожил в Москве три года и вернулся назад: «Здесь среда оппозиционная, Ройзман есть, существовал екатеринбургский рок-клуб. Это потрясающее место, здесь можно заниматься всем чем хочешь. Рисунки не закрашивают, свободы здесь ощущается больше, чем в Москве. Я люблю Екатеринбург, как его вообще можно не любить?

Для меня это такая прекрасная Россия будущего». Уезжать в Москву не хочет и художник Илья Мозги, которого в столицу много раз звал его товарищ Слава Птрк: «Ты приезжаешь в Екатеринбург и чувствуешь его энергетику. Здесь есть люди, которым это [уличное искусство] интересно и важно, у них есть точка зрения, которая их объединяет». Андрей Колоколов в разговоре с «Медузой» говорит о какой-то «особой уральской радиации», которая есть в жителях Екатеринбурга.

Они друг друга опыляют. В итоге ситуация, подогретая медиа и местными селебрити, разрешается и театру находят новую хорошую площадку». Это накопительный эффект: количество связей перерастает в новое качество — кипение городской жизни, добавляет Колоколов: «С искусством у нас так же. Да и город компактный — самый маленький миллионник в стране, он тесный, ты совершаешь меньше телодвижений, чтобы что-то воплотить, все под боком». В разговорах с екатеринбургскими уличными художниками часто упоминается имя Бэнкси как абсолютного авторитета и главного ориентира в мире стрит-арта.

Его сильная сторона в том, что он делает понятные социальные работы — резковатые, ироничные, но при этом не слишком плоские, социальная карикатура у него не скатывается в банальность, — говорит Владимир Абих, — Бэнкси прекрасно работает с пространством, с городом, с контекстом, со средой. Взгляд уличного художника подмечает какую-то зацепку, нишу, неровность, объект на улице, трещину и создает вокруг этой находки целую работу.

Возможно, в этом и есть суть уличного искусства». Но он находится в таком положении, его роль такая, что ему даже не с кем посоветоваться, как ему вообще быть. Немного странно, что есть одно имя такого уровня. Круто, если бы оно уравновешивалось еще парочкой. Возможно, это как раз заслуга глобальной медиамашины. Если бы все ребята, с которыми ты общался, и я жили в Лондоне и делали все то же самое, скорее всего, про нас знал бы весь мир».

Именно увлечение творчеством Бэнкси заставило Абиха вернуться на улицы и подтолкнуло к рисованию a11Clear и Андрея Овсянкина, больше известного под псевдонимом Овсян вариант написания — Ovs9n. Стиль Овсяна очень отличается от стиля других екатеринбургских уличных художников — он любит работать с различными материалами, а не только с красками. Когда протестующие против строительства храма в сквере у Театра драмы победили, он повесил в сквере работу в форме большого освежителя воздуха-елочки с надписью «Освежитель для города.

От запаха камня и бетона». Корреспондента «Медузы» Овсян привел к одной из самых известных своих работ — птицам, нарисованным на дверях сталинского дома на улице Челюскинцев. Птицы нарисованы в дверных секциях, их закрывают сетки из проволоки — образуя клетку, которую прохожие могут открыть. Надпись наверху двери гласит: «Выпускай». Этот лозунг был одним из самых популярных на протестах в поддержку Алексея Навального зимой года, но Овсян свою работу сделал задолго до них.

А где они могут находиться? В клетках. Их можно выпустить. Мне всегда хотелось, чтобы люди могли что-то поделать — открыть, закрыть. Хорошо, когда место само диктует, что делать, хотя у меня есть работы не привязанные к месту», — вспоминает время создания работы Овсянкин. Город успел ее скорректировать: кто-то из жителей подписал названия птицам в клетке, среди них оказалась и овсянка.

По его словам, горожане уже научились отличать его работы: «Сейчас я люблю прикрутить, поставить, что-то делать. Когда люди видят прикрученное, то часто думают, что это мое». Екатеринбургский художник Егор Горе в конце х годов сотрудничал с командой «Злые» и ориентировался на их творчество.

Они начали путь в Каменске-Уральском, мы из одного города, я еще там фотографировал их работы», — вспоминает Горе. Горе признается корреспонденту «Медузы», что пока «ищет свой стиль». Может появиться вдохновение художником, непредумышленное копирование, я этого опасаюсь, стараюсь вдохновляться кино и музыкой. Примерно год назад я начал проект — хочу сделать сто работ, разных по стилю и идеям, закончить его за пять-шесть лет.

Хочу выяснить, к каким идеям я стал прибегать чаще, какие идеи и стили использую», — рассказывает он. О своих работах Егор отзывается очень скромно и даже о самой масштабной из них — росписи внутри Белой Башни на Уралмаше с названием «Городская легенда» — вспоминает только к концу разговора и походя. Ацтеки приносили кровавые жертвы, и воры делали это», — кратко описывает художник ее идею. Художник a11clear стал известен благодаря своей второй работе — первая, по его признанию, получилась неудачной — с омоновцем, который бьет березку работа была посвящена все тому же противостоянию в сквере.

Больше всего меня задело, что они тогда заборами отгородились и там стали уже плитку убирать. Люди стоят вокруг, протестуют, а они уже все для себя решили, — рассказывает a11clear. А потом омоновца Радя выложил и [блогер Илья] Варламов, и я понял, что в работе важнее ее посыл, а не безукоризненное качество». Большинство известных работ a11clear имеют социально-политический оттенок: собака, съевшая конституцию, робот Федор — инвалид.

Хотя не все его работы связаны с какими-то событиями. Например, важной я считаю популяризацию науки, я хочу привлечь эту аудиторию, но с ее стороны пока тишина. Хочется сделать что-то о х годах — моей любимой эпохе». В своих работах a11c1ear старается уйти от использования текста: «Конечно, рисунок с текстом работает лучше, хочется оторваться от языка, использовать только образы, хотя это не всегда получается».

В каком-то смысле это отход от мейнстрима — многие екатеринбургские художники, начиная с Тимофея Ради, любят работать с текстом. Попроси любого из нас назвать пять писателей — и он легко это сделает, а с художниками придется уже пыхтеть. Плюс влияние концептуализма, плюс русские иконы, на которых много текста». С текстом предпочитает работать и художник Илья Мозги — его работы с афористичными фразами можно встретить во многих городских дворах.

Ты можешь выспаться, а потом пойти на работу, — говорит Илья. Не сказал бы, что делаю что-то протестное, мои работы более романтизированы, они обо мне самом, о моих переживаниях. Я работал в офисе восемь лет, и это сказалось на творчестве, на том, что я начал переносить на улицу». Я никогда не думал об этом, но после ее вопроса и сам стал это замечать, — говорит Андрей Овсянкин. А для художника это дважды освобождение. Во-первых, ты освобождаешь свою идею, она больше не твоя, она принадлежит улице и всем, кто захочет ее принять.

Во-вторых, ты освобождаешься от норм и правил». У нас есть город, есть краска, а что еще нужно? Правда, себя он не называет художником, а то, чем он занимается, — искусством, считая свою работу на улице «созданием художественного языка и духовной практикой». Это непосредственно столкновение с реальностью как есть. Улица — это такой катализатор политических процессов, если мы говорим про уличные акции, и художественные практики, если мы говорим про позицию того, кто создает художественный язык.

Я по себе знаю». Радя вспоминает одну из своих последних работ , в которой была использована цитата из песни группы I. Было всего лишь восемь вечера, и Маркус оказался совершенно прав: кроме больничного костюма, любезно подаренного ей Центом, у нее ничего не было. Она долго осматривала электронные приборы внизу, пока не наткнулась на какой-то блестящий обруч.

Сначала она надела его на голову, но тут же, осознав ошибку, сдвинула на глаза. Впереди, откуда не возьмись, появился экран компьютера и клавиши, парящие в воздухе. Она попыталась разобраться в программе, и еще спустя двадцать минут, наконец, вышла в мировую электронную сеть. Через час заказ на доставку одежды, еды и элементарных средств гигиены был готов. Срок доставки - не более трех часов. Что ж, делать было нечего, и Катя решила найти телевизор. Она выбрала тот, где диктор рассказывала о подписании какого-то договора между континентами.

За три часа ожидания она узнала, что на Земле до сих пор кто-то голодает, что в Африке строят очередную термоядерную энергетическую станцию, что жители Америки пострадали от нового урагана, а в Европе, где она находилась, расширен круг лиц, имеющих право на гражданство. И теперь она поняла, что за тысячу с хвостиком лет кардинальным образом ничего не изменилось: люди по-прежнему верили в Бога, не имея реальных доказательств его существования, и все еще задавались вопросом, существует ли разумная жизнь во Вселенной, кроме земной.

Ено с лужайки ее собственного дома наблюдал за тем, как несколько молодых людей перетаскивают из грузовичка какие-то коробки с вещами. Постепенно я перестала и следить за собой. Потому что внимание людей, а особенно мужчин, сделало бы мое существование окончательно невыносимым. Я превратилась в собственную тень, которую замечали лишь те, кому это было необходимо.

Не верь, если кто-то скажет, что ему все равно, как к нему относятся. Каждый хочет быть особенным и красивым, пусть даже для одного человека, но все же, хочет В девять часов утра группа Гийона как всегда собралась в кафе на первом этаже Центра управления даниилами. Это была хорошая традиция - начинать рабочий день с завтрака в неофициальной обстановке. Не хватало только Маркуса, Ено и новой подопечной, от появления которой он ничего, кроме очередных проблем, не ждал.

Молодая одинокая пробужденная. Группа криминалистов уже поработала. Так что место происшествия в нашем распоряжении. Дверь кафе распахнулась, и в нее вошли трое. Ено и Маркуса узнали все, а вот то существо, что шло за ними следом, склонив свою голову, они никак не ожидали встретить в приличном месте. Девушка, на вид лет двадцати пяти, не больше, была одета, как нищенка. Синие свободные джинсы, майка под горло, расстегнутая легкая куртка поверх и ботинки на низком ходу. Половину лица закрывали темные очки, из-под которых выглядывал только маленький носик и правильной формы тонкие губы.

У девушки были длинные светлые волосы, собранные в хвост за спиной и белая, словно лист ватмана, кожа. Вышагивала она, как настоящий мужик: размашисто и уверенно, и это несмотря на всю сутулость ее и без того маленького тела. Смотреть было не на что. Ни груди, ни бедер - вообще ничего. То ли одежда была ей не впору, то ли прятать под ней действительно было нечего, но Сианна поняла одно: даже деньги не помогли этому существу стать похожей на женщину. Гийон вопросительно посмотрел на Маркуса, но тот только пожал плечами и усмехнулся.

Катерина подошла к круглому столику и едва не открыла от удивления рот, в упор глядя только на одного человека. Он был Кем же он был? Красивые и строгие черты лица искажала граница его собственной кожи, плавно переходящая в какую-то мерцающую, поблескивающую непонятными электрическими разрядами поверхность. На глаза был надет узкий темный обруч, напрочь лишающий окружающих возможности заглянуть ему в глаза. Волосы коротко острижены и выбриты на затылке, образуя похожий на рисунок Маркуса узор, только темно-красный.

Да, он был красив, этот мужчина. Когда-то был Густые темные брови, прямой ровный нос. Высокие скулы и мощный подбородок. Аккуратные, не слишком полные губы и смуглая кожа. Она невольно протянула руку, чтобы прикоснуться к этому мерцанию на его лице, совершенно забыв о правилах поведения с незнакомыми людьми, но он резко перехватил ее кисть и настолько сильно сжал в своей стальной в прямом смысле ладони, что она выгнулась от боли.

Растирая онемевшую руку, она начала рассматривать всех остальных. Высокий боров напротив странного человека был довольно симпатичным. Темные волосы он аккуратно зачесал назад. Лицо жесткое, каменное, с крупными чертами. Девушка рядом с ним была похожа на фотомодель. Первыми бросались в глаза длинные малиновые волосы. Этот цвет ей шел, подчеркивая смуглую бархатистую кожу. Красивые темные, как ночь, миндалевидные глаза, длинные ресницы, похоже, что накладные, небольшой аккуратный носик и сочные губы.

Мужчины были одеты практически одинаково: черные короткие кожаные куртки с рукавами - гармошками, такие же кожаные штаны, как рукава курток, и белые рубашки с расстегнутыми воротами. Тогда она наклонилась к Рихтору, и, увидев, как тот засмеялся ей в лицо, опустила руку. А ты здесь - никто! Кайлин никак не ожидала такого приема. Кем она была для них? А разве можно так вести себя с человеком?

Ее подбодрил Маркус, который уложив свою тяжелую ладонь ей на плечо, придвинул стул и усадил за стол. Она не производила впечатления сильной женщины. Она была убогой во всем: в своих движениях, манере держаться и в собственном внешнем виде. Он бы мог разглядеть ее глаза за этой оправой, да и что там говорить, он бы мог обмерить ее фигуру под всей этой одеждой, но она настолько не привлекла его внимания, что он даже не стал напрягаться.

Давайте побыстрее осмотрим место происшествия и приступим к оформлению документации. У тебя нет прав, нет желаний и нет свободы. Ты все поняла? Объясню по-другому: если ты не будешь делать то, что тебе говорят, я отправлю тебя обратно в Центр, объявлю нестабильной, и на этом твоя новая жизнь в этом мире будет окончена.

Испугалась ли она его слов? Нет, она не боялась смерти. Но осознание того, что у нее нет никаких прав, ее потрясло. Она в рабстве? Кайлин повернулась к Маркусу и посмотрела на него. Он не видел, сколько боли выражали ее глаза, но почувствовал, насколько ей плохо.

Он едва улыбнулся и ответил ей:. Никто не причинит тебе вреда. Просто Гийон пытается сказать, что он в ответе за тебя, и отныне тебе придется ему подчиняться. Мы не должны опаздывать на работу. Научись, пожалуйста, выражаться без этих своих оборотов. Маркус вперил свой взгляд в стол, чтобы больше не испытывать это чувство стыда перед ней.

Да, Гийон был обладателем редкого заносчивого характера, а если учесть, что и судьба этого человека наложила на его личность определенный отпечаток, получалась весьма взрывоопасная смесь. И насколько бы ни было сильным ее желание выпить это пойло, она не стала его пробовать. Сегодня Кайлин оплачивает наш завтрак. Спасибо, дорогуша! Она больше не смотрела на него. Официантка забрала карточку и вскоре принесла прибор с сенсорным экраном. Катя знала, что нужно приложить к нему палец, чтобы просканировать отпечаток.

Какой из нее аналитик? Того и гляди, грохнется на пол при виде места преступления. В лучшем случае ее стошнит. Она же не выбирала эту должность. Девушка вообще очень странно ведет себя. И она вполне способна была язвительно ответить тебе в кафе, хотя не и стала этого делать.

Я не первый раз забираю пробужденных. Сам таким был. Первое место, куда они едут - это банк. А Кайлин поехала домой. Гийон обернулся у самой машины и посмотрел на Кайлин. Девушка вышагивала рядом с Ено, спрятав руки в карманы.

Она подняла голову и выпрямилась, остановившись. Он почему-то непроизвольно отпрянул. Он завел двигатель и на Кайлин обрушился рев музыки. Это был тяжелый рок в исполнении симфонического оркестра. Женский голос под сопровождение ударных, виолончелей и духовых пел о неразделенной любви и ненависти к бывшему объекту притязаний.

Кайлин и сама любила громко включать музыку, когда садилась за руль, но этот удар по ушам даже ей пришелся не по вкусу. Она повернулась к Гийону с намерением попросить убавить звук, но не успела. Ее вдавило в мягкое кожаное сидение, как парашютиста в асфальт, и перед глазами замелькали здания бизнес - квартала, куда они приехали утром. Обочина была не лучшим местом для рвотных спазмов, но в этой ситуации ей не из чего было выбирать. Он подошел к ней со спины, вперив взгляд в сгибающееся тело над землей.

Странно, но он все же сочувствовал ей, тем более, что и тошнить Кайлин особо было нечем. Он достал из салона бутылку с питьевой водой и протянул ей. Она сняла свои темные очки и, прополоскав рот, сплюнула прямо на дорогу. Он смотрел на эту девушку и не мог понять, что с ним происходит.

Не было в ней ничего особенного. Все вроде бы та же маленькая фигурка и грустное лицо. Но глаза Таких глаз он еще не видел. А знал он многих женщин, большинство из которых были самыми красивыми среди себе подобных. Но, ни у одной из них он не видел таких глаз.

Темно-синие, насыщенные своим тоном настолько, что казалось, сейчас превратятся в озера под ее длинными ресницами. Гийон вздрогнул от этого взгляда. Обреченность, мука и тоска одновременно смотрели на него из недр ее души. И та же грусть, что сквозила в каждом движении ее тела.

В молчании они добрались до нужного дома. Вокруг толпились зеваки и сновали люди, в таких же черных костюмах, как и у Гийона. Она не просила жалеть себя, особенно если это презренное сострадание исходило от того, кто явно ее ни во что не ставил. Гийона это разозлило. Он пожалел ее, а она мало того, что не приняла его великодушного предложения, так еще и огрызнулась в ответ. С твоим уровнем знаний тебе только полы и мыть, и то, фейсконтроль не пройдешь.

Так что, скажи спасибо, что моя группа и я, в частности, приняли тебя. А теперь, незаменимая ты наша, отрывай свой тощий задок от сидения и молча шагай за мной. Если хоть на шаг отойдешь или что-нибудь тронешь на месте преступления, я с тебя три шкуры спущу.

Все поняла? Она даже не стала отвечать. Его пафосная речь и так объяснила ей, где именно ее место. Когда-то таким же тоном с ней говорил совсем другой человек, и тому сукиному сыну, она смогла ответить. Здесь, в этом времени, она была никем, а потому и ответ ее мало кого интересовал. Двадцать пять лет, пробужденная.

Восемнадцать ножевых и все остальное Кайлин, не поднимая головы, вошла за Гийоном в темный холл. Запах разлагающейся плоти в этом замкнутом пространстве стал действительно невыносимым. Катя по привычке потянулась в карман за эвкалиптовой мазью, чтобы перебить эту жуткую вонь, но, в последний момент, остановилась.

Небольшой холл слева переходил в гостиную, справа было подножье лестницы, ведущей на второй этаж. Гийон остановился в центре гостиной и медленно осмотрелся. Здесь все было в порядке. Каждая вещь, кажется, лежала на своем месте. И никаких следов борьбы, крови или Он огляделся еще раз: да, семенной жидкости здесь точно не было.

Катя, в отличие от него, сразу же подошла к голографическим фоторамкам: объемные, словно живые маленькие люди улыбались и смеялись на них. Она без труда определила хозяйку дома, которая, судя по всему, вела довольно разгульный образ жизни. Брюнетка, невысокая, симпатичная, грудь размера четвертого и это при таком маленьком росте! В ее мире такие девушки пользовались особой популярностью: если они не были замужем за состоятельными людьми, они обслуживали их за хорошие деньги, и Кайлин, глядя на фотографии, где жертва везде была полуголой и с бокалом в руках, перестала сомневаться в ее ремесле.

Дверь в подвал была распахнута настежь. Свет включен. Катерина ступила на стальную ступеньку и едва не согнулась пополам снова. Зажав нос рукой, и вдыхая кислород ртом, она подавила непрошенные позывы на рвоту и начала спускаться вниз. Все вдруг засмеялись, но тут же вдохнув полной грудью смердящий аромат, закашлялись. Сейчас позову Ено, - ответил Рихтор и достал из кармана сложенный вчетверо контактный обруч.

Кайлин посмотрела на стену, и без труда озвучила строки, написанные на русском языке:. Она тяжело вздохнула и попыталась перевести дословно каждую строчку. Получилось немного коряво, но суть уловили все. Вы пришли сюда много лет назад и тут же начались беспорядки и серии убийств. Криокогенезация повреждает ваши мозги, и только единицы сохраняют ясность ума и адаптируются в обществе.

Она отвернулась от него и сжала маленькие кулачки. Кем она была? Чего она достигла? Что она приобрела с этим? Деньги, что они пообещали, или уверенность в том, что умрет собственной смертью? Им даже не пришлось ее убивать.

Болезнь к тому времени настолько прогрессировала, что она стала похожа на собственную тень, блуждающую между клиникой и своим рабочим кабинетом. Чего добилась она за свою прошлую жизнь? Многого, только не того, чего на самом деле хотела. Катя приблизилась к покойнице. Темно-серое обнаженное тело, измазанное черной засохшей кровью, лежало на полу на животе.

Волосы сбились клочьями на затылке, руки скрюченные и сжатые в кулаки, покоились по сторонам. Катерина обреченно посмотрела на нее. Вы презираете, хотя сделать ничего не можете. Вы приказываете, и мы выполняем. Вам просто наплевать. Одна форма зависимости, окрашенная разными тонами возможных причин. Для нее, скорее всего, этим тоном была нужда. Наверное, кто-то из богатых сыграл с ней злую шутку, мечтая увидеть под собой и после смерти.

Но шутка не удалась, и по непонятным причинам она осталась здесь одна, вынужденная зарабатывать тем, что лучше всего умела. Не мне судить. И не вам. И не ублюдку, который это с ней сделал. Гийон, Сианна и Рихтор посмотрели на Кайлин. Они не все поняли, но ее предположение о способе добывать деньги жертвой, действительно немного их удивило. Кто она? Скорее всего - проститутка. Возможно, она принадлежала к Гильдии. Так что давай, работай.

Ее голова медленно и верно начала кружиться. Она поднялась на ноги и, определив нужное направление, побрела к лестнице. Она слабо помнила, как попала на задний дворик дома через кухню. У нее только и хватило сил, что присесть на холодные ступеньки. Несколько человек из даниилов, что были здесь, обернулись к странно одетой пробужденной, которой явно было плохо.

И хотя этим двоим и казалось, что они говорят достаточно тихо, Кайлин услышала каждое мерзкое слово, брошенное в ее адрес. Гийон вышел на улицу, но Кайлин не обнаружил. Тогда он вернулся в дом и сквозь кухню, которая находилась возле гостиной, прошел к черному входу. Кайлин сидела на ступеньках, держась обеими руками за голову. Ее глаза были открыты, но, тем не менее, это был не тот взгляд, что он увидел на обочине дороги. Эти глаза были пустыми и Словно ужас наполнял их и некое безумие.

Пол в подвале холодный. Здесь темно. И я голая, почему-то. Ничего не понимаю. Не помню ничего. Нужно включить свет. Вот только как подняться? Ноги не слушаются, в голове стучит. Что со мной? Кто здесь? Здесь кто-то есть? Кто здесь?! Тело Кайлин согнулось пополам, и горло сдавило судорогой.

Она попыталась вздохнуть, но преодолеть спазм, охвативший грудь, была не в состоянии. Ее били ножом в спину. Раз, два, три, четыре Она потеряла счет. Боль слилась в одно целое, и разум ее погрузился в гул. Голос жертвы слился с ее собственным и стал похож на единый вопль той, которую убили, и той, что переживала ее смерть сейчас. Гийон ничего не мог понять. Он видел, что ей больно, и схватил ее за плечи, но она продолжала корчиться в муках, обвисая в его руках.

Те двое, что наблюдали за ними со стороны, бросились в разные стороны, призывая на помощь. Девушка выбежала из подвала и бросилась к нему. Кайлин без сознания лежала на его руках. Гийон остановился и опустился на колени. Со всех сторон к ним подбежали люди, перешептываясь, спрашивая, чем можно помочь и не понимая, что же все-таки произошло.

Общий гул прервал шумный вдох Кайлин. Глотнув кислород полной грудью, она открыла глаза и в ужасе уставилась на странный обруч Гийона, склонившегося над ней. Это было на похоронах дяди. Мне тогда только исполнилось двенадцать лет. Дядя лежал дома в гробу, и толпа родственников и близких людей собралась, чтобы проводить его в последний путь. Я, вслед за матерью, подошла к гробу и дотронулась до его руки. Я простояла так совсем недолго, а когда отошла, почувствовала странную боль в груди.

Я видела лица людей, которых не знала и которые пытались мне помочь. Я понимала, что это происходит не со мной, что это уже было, с дядей, но изменить что-либо или приказать себе не испытывать этого не могла. В двенадцать лет я умерла в первый раз.

Ты думаешь, умирать страшно? Нет, самое страшное - это жить в ожидании смерти Гийон не стал ее удерживать. Он присел рядом и взглянул на ее покачивающееся тело. Сутулая, уставшая, она выглядела все такой же болезненно бледной с непонятным ему обреченным выражением на осунувшемся лице.

Никто в этот момент не назвал бы ее красивой, и Гийон не был исключением. Ее тело, воскрешенное по чьей-то воле и пробужденное ото сна именно в это время, потеряло свою душу. А может, в нем никогда ее и не было? Может, она утратила ее еще в прошлой жизни? Или душа есть, но она никак не может очнуться из забытья? Или сама Кайлин не желает, чтобы кто-нибудь разбудил ее? Для нее этот процесс еще не был завершен.

Кайлин застряла посередине, между прошлым и будущим, и, в конце концов, должна была выбрать: просыпаться ей или уснуть навсегда. Эти люди были склонны к тяжелым продолжительным депрессиям, расстройствам психики и самоубийству. Последним, обычно, они и заканчивали свой новый путь.

Нестабильность была опасным состоянием, и выяви он у нее первые признаки нарушения поведенческих реакций, Гийон обязан был бы сообщить об этом в Центр криогенезации, после чего жизнь этой девушки была бы прервана искусственным путем. Нестабильность - это процесс, который мог перейти в болезнь или пройти бесследно. Поборники прав человека боролись за отмену этой высшей меры защиты населения от пробужденных, но кроме расширения группы лиц, имеющих право на гражданство, ничего не добились.

Все окружающие смотрели на даниила четвертого уровня, единственного среди них, достигшего таких высот карьерного роста, и не понимали, о чем он говорит со своей пробужденной. Девушка без тени сомнения выхватила блестящий брелок у него из рук, и, не обращая внимания на собравшихся здесь людей, вышла на улицу.

Маркус наткнулся на нее в дверях, и, пропустив вперед, вошел в дом. Вид сидящего на полу Гийона в окружении толпы даниилов, его насторожил. Газеты, новости, все, что сможешь, и попробуй найти хоть какое-нибудь описание или упоминание о ней.

Невозможно, чтобы девушка с ее способностями прожила свою жизнь незаметно. Посмотри, что там с наследственностью. А лучше вообще обследуй ее. Может, найдем причину ее смерти. Понимаю, что задача не из легких, но из нее нужно сделать человека. Женщины, конечно, уже не получится, но хотя бы приличное что-нибудь сотвори.

Приборная доска загорелась автоматически, и приятный женский голос поприветствовал водителя. Здесь все было так же, как и в машинах ее времени. Две педали, автоматическая коробка передач, и множество приборов, среди которых она без труда определила спидометр и датчик, куда следовало вставить электронный брелок, чтобы завести автомобиль. О чем она думала, когда активировала неизвестный ей двигатель? О том, что очень хочет прокатиться на этой машине.

Что ей терять? Чего бояться? В этом мире, в этой жизни - нечего. Она опомнилась только тогда, когда на скорости не менее двухсот километров в час выезжала за границу города. Она всегда любила скорость. Ей иногда казалось, что таким способом она сможет умчаться от себя, своих проблем и своей болезни. Что однажды ей повезет, и машину занесет на крутом повороте, и она, Катерина, наконец-то, по стечению обстоятельств, освободиться от бремени жизни.

Мегаполис остался за ее спиной, а перед ней продолжали мелькать дорожные знаки, окруженные желтой высохшей землей пустыни, простирающейся вокруг. Когда-то здесь зеленели поля, окруженные густыми лесами, мелькающими за стеклами автомобиля. Сейчас же на этом месте не осталось ничего. Иссушенная земля, высосанная жизнь. И за сколько?

Всего за тысячу с хвостиком лет. Миллионы столетий природа создавала себя. Для чего? Чтобы ее дитя уничтожило все вокруг всего лишь за несколько тысяч лет. Кайлин резко повернула руль и вылетела на обочину. Ее бросало в стороны, и она надеялась, что вот-вот автомобиль перевернется и ее бренное тело раздавит металл.

Она хотела этого, ждала, но судьба опять распорядилась иначе. Управление взял на себя бортовой компьютер, и автомобиль, выровняв курс, остановился вдали от дороги. Кайлин вылезла из автомобиля и побрела вперед.

Наконец, ее ноги устали, и она упала на землю, распластавшись на спине и раскинув руки по сторонам. Ей хотелось увидеть голубое небо над головой, как в детстве, когда она играла в снежных ангелов со своим братом. Но далеко вверху мелькали черные точки машин и светящиеся неоновые рекламы. Не было больше чистого неба, точно так же, как и не было рядом с ней ее брата.

Слезы теплыми струйками потекли из глаз. С минуту она пыталась бороться с охватившем ее горем, но все же осознание смерти близких было слишком тяжелым бременем, чтобы бороться с ним, и она разрыдалась. Почему она не подумала об этом раньше? Почему только теперь поняла, что все, кого она знала - давно мертвы?

Гийон собирался отправить ее в Центр, как только найдет. Тем более, что для этого не требовалось особо напрягаться. По датчику, встроенному в двигатель его машины, он без труда определил ее местоположение. Он поехал с Маркусом в пустыню и искренне надеялся, что с его стальной красной любимицей все будет в порядке. Он нашел Кайлин посреди пустыни в трехстах метрах от своего автомобиля. Она лежала на желтой иссушенной земле и плакала. Навзрыд, стирая влагу с щек и глаз, задыхаясь от судорожных спазмов в груди.

Гийон остановился перед ней и все никак не мог сообразить, что же делать дальше. В сущности, от растерянности его спас Маркус, который подлетев к этой девушке, протянул к ней руки и обнял. Как мало человеку нужно, порой, получить, чтобы обрести смысл. Иногда и объятия абсолютно чужого существа способны сотворить чудо и согреть ту часть тела, которая до этого не хотела жить. Кайлин схватилась за Маркуса и вжалась в теплое тело до боли в груди.

Маркус недоумевающее посмотрел на Гийона, который пребывал в состоянии оцепенения. Гийон и раньше наблюдал за человеческой истерикой. Но от слез этой женщины ему стало больно. Словно это он сам только сейчас понял, что самые близкие ему люди давно оставили его, и он влачит это существование только потому, что остался жив.

Картинки из прошлого мелькнули в его сознании и он отвернулся от той, что заставила его их вспомнить. Давно это было. Словно вечность назад. Гийон вновь посмотрел на Кайлин и задумался. Эта девушка, эта пробужденная, похоже, стала им не нужной. Центр оживил существо, и не получив от него желаемого, выкинул на улицу, за ненадобностью.

Нет, ему было совершенно наплевать на Кайлин и ее судьбу. А вот чье-то желание побыстрее отделаться от нее будило в нем интерес. Тем временем Маркус отпустил Кайлин, и она молча поднялась с земли. Гийон еще раз посмотрел на нее, и злобно усмехнулся. Завтра ты явишься на работу вовремя, и в том виде, который принят в нынешнем обществе. Ты будешь исполнять все, что я тебе поручу, и беспрекословно подчиняться приказам всех остальных членов группы, включая Ено.

И еще одно: больше никогда не смей садиться за руль моего автомобиля, по той простой причине, что он - мой, а не твой. А теперь ответь на простой вопрос: кто тебя криогенезировал? А тебе разве не известно, зачем они это сделали? Не ты ли должен узнать то, чего я не помню? Или они не дали четких инструкций, когда передавали тебе на поруки очередную ничтожную тварь?!

Для меня ты - предмет неодушевленный, так что если хочешь расстаться со своей никчемной жизнью - дерзай, я останавливать тебя не стану. Она, молча, смотрела на него, а он так же, в молчании, всмвался в линию горизонта за ее спиной. Мне наплевать, кто его тебе дал и почему, но тебя я презираю еще больше, чем остальных, таких же, как и ты.

Они, по крайней мере, пытаются бороться, а ты настолько слаба и ничтожна в своей слабости, что даже не можешь найти в себе силы послать меня, не говоря уже о том, чтобы найти причину для того, чтобы выжить в этот раз.

Он бросил ей это в лицо, словно плевок, а затем развернулся и пошел назад к своей машине. Он обернулся и увидел маленькую женскую фигурку, натянутую, словно струна, со взглядом, способным испепелить его на месте и руками, сжатыми в кулаки. Безусловно, это была другая женщина. И честно говоря, Гийон не ожидал разглядеть в Кайлин подобное существо.

Говоря это, он улыбался. Гийон и сам не знал, чему тут улыбаться. Вряд ли ее смелости хватит надолго. В основном те, от кого я требовала невозможное. И я получала то, чего хотела. Я услышала то, чего не должна была слышать, и обернулась, перепугав Феклу до смерти. Следует сказать, что Фекла была моей единственной подругой в последующие годы.

Она погибла за три месяца до моей смерти: выбросилась из окна своего пентхауса. К ней на похороны не пришел никто из сотрудников, кроме меня. Тогда я поняла кое-что: лучше пусть тебя искренне ненавидят, чем возносят фальшивые признания в любви Ты только взгляни на свои штаны! Это же гофра какая-то! От твоего внешнего вида зависит многое, а порой даже все. Ты ведь умная женщина, образованная, судя по тому, насколько хорошо владеешь языком, но кто, взглянув на тебя, подумает об этом?

Думаешь, в прошлой жизни ко мне относились иначе? Только в то время они перешептывались за спиной, а сейчас говорят все в лицо. Это главное. К тебе никогда не станут относиться лучше, чем ты сама к себе относишься. Посмотри на себя. Когда в последний раз ты выщипывала свои брови? Вообще не представляю, как ты жила! Какой мужчина мог с тобой спать? Я плюнула на себя гораздо раньше. Просто мне показалось, что он отличается от остальных.

Только показалось Или я не знаю, какая стрижка мне идет, и какой цвет волос лучше подходит к оттенку моей кожи? Он задал ей простой вопрос, но найти ответ Кайлин не смогла. Тогда, в прошлом, ее запущенность имела значение и смысл. Она ограждала ее от посягательств и соблазнов внешнего мира.

Но сейчас все это было бессмысленным. Так почему же она не изменилась? Почему осталась такой, какой была? Ты можешь встретить человека сейчас, выйти замуж и завести свору маленьких забияк. Неужели какой-то урод из прошлого сможет тебе помешать?

Отрицательный опыт - тоже опыт. Сделай выводы и иди дальше. Я не из таких, Маркус. Это - не мое. Все вы, в конце концов, заканчиваете одинаково: выходите замуж и рожаете детей. Не гарантирую, что коренным образом это изменит отношение окружающих к тебе, но хуже уже не будет.

Мой опекун меня ненавидит, коллеги презирают, а ты жалеешь. Остается только индифферентный ко всему Ено, но он робот, а не человек. Если ничего из моей затеи не выйдет, послезавтра ты снова натянешь на себя эти позорные вытертые штаны и будешь жить, как жила. А вот красный тебе вполне подойдет. Несколько торговых центров мы уже проехали. В этом мире бояться асоциальных людей, особенно, если они пробужденные. А вот пробужденные из первой волны натворили много бед. Практически каждый вечер я вслух читал Гийону параграфы из законодательства.

Два месяца мучений - и я не только мог выносить приговоры, но и вполне четко произносил слова. Гийон выжил, ценой некоторых преобразований, которые ты уже оценила, но женщину и ребенка спасти не удалось. Хуже всего, что виновный в аварии не был гражданином и ответственности за содеянное не понес. За его спиной стояли влиятельные люди и единственное, что грозило обвиняемому - это признание нестабильным.

Естественно, диагноз не подтвердился, и он остался жив. Сианна как-то обмолвилась, что Гийону известно его место жительства, но на этом всякие домыслы прекратились. Тем временем Маркус припарковал свой автомобиль у высотного зеркального здания, на первом этаже которого располагался модный бутик. В окнах этого магазина, запечатленные в пластмассовой форме, стояли недвижимые фигуры мужчин и женщин, разодетые в наряды ярких цветов.

Маркус помог Кайлин выбраться из машины и повел ее к главному входу в магазин. Девушка, конечно, заметила, как он мимолетно кивнул двум охранникам, напрягшимся при появлении Кайлин в этом месте. Но молодые люди быстро окинули посетителей презрительным взглядом и тут же отвернулись в другую сторону.

Ты же женщина. Шажки должны быть маленькими, движения плавными, а спина выпрямленной! Возможно, когда-нибудь ты сделаешь то же самое для кого-то еще. Магазин оказался не скромным бутиком, а огромным двухуровневым центром моды.

Здесь было мало людей, но судя по размаху, прибыль заведение получало неплохую. Кайлин обернулась и увидела молодую женщину, лет тридцати, стоящую возле Маркуса. В отличие от Сианны и других женщин, которых она встречала на улице, эта незнакомка была одета не столь вызывающе, точнее сказать, вообще не вызывающе: строгий бежевый пиджак поверх глухой белой блузки и широкие черные вельветовые брюки. Кайлин удивилась такому наряду. Он был обычным для ее времени.

Женщина была брюнеткой, с длинными волосами, собранными заколкой на затылке. Ее темная кожа и почти черные глаза не оставляли сомнений: перед Кайлин не пробужденная, а коренной житель этого времени. Ты можешь подождать Кайлин на диване. Девочки принесут тебе кофе. Ты лишь будешь видеть конечный вариант и выносить приговор.

Ожидание Маркуса длилось около часа. За это время он осушил три чашечки кофе и изучил все журналы, лежащие возле него на столике. Маркус, конечно, знал, что в новой одежде Кайлин будет выглядеть значительно лучше, чем в тех тряпках, что облачила на себя сегодня. Но, если бы он знал, насколько измениться ее внешний вид в специально подобранных нарядах, поставил бы на кон не пять кредитов, а пятьсот.

Я не думал, что у нее такая фигура. Точнее, что она вообще у нее есть. Этот наряд ей идет, но он не подчеркивает ее достоинства настолько, насколько бы мне этого хотелось. Маркус несколько минут молча размышлял над ее словами, а затем просто согласился с ее выбором. В конце концов, для того, чтобы изменить человека, не достаточно насильно переодеть его. Он должен чувствовать себя в новой одежде прежде всего удобно.

И если Кайлин согласилась натянуть на себя что-то кроме джинсов и майки, это уже прогресс. Спустя два часа они покинули бутик и направились в салон красоты. Педикюр, маникюр, депиляция, посещение косметолога и шесть часов ожидания измотали Маркуса окончательно. Он уже перестал удивляться происходящим метаморфозам, и откровенно хотел в ближайшее время поставить точку и передать Кайлин в руки Ено.

Самая большая потасовка случилась в салоне у парикмахера. Кайлин напрочь отказалась остригать свою косу и оттенять волосы. Тяжело же такую шевелюру мыть? Подумай, сколько ты сэкономишь на шампуне? Кайлин скривила лицо и показала Маркусу язык, за что получила настоящий подзатыльник.

Через полтора часа уставший Маркус безуспешно пытался открыть дверь собственно дома. Когда, после длительной возни с электронным замком, стальная преграда неожиданно распахнулась перед ним сама, он понял, что на этом тяготы его сегодняшнего дня еще не окончены.

Гийон фривольно раскинулся на любимом кожаном диванчике Маркуса и, попивая дорогой чай из большой кружки, помахал ему рукой. Хватит с нее странного поведения, пускай хотя бы внешне не выделяется из толпы. Во мне нет предвзятости к ним, а в тебе есть. Вот, что она тебе сделала сегодня утром, что ты так себя вел? Ты позволил себе оскорбить ее, и остальные последовали твоему примеру, а ты не пресек этого. Теперь они постоянно будут ее третировать, пока опять же ты сам не остановишь их.

Пока пущу все на самотек. Посмотрим, к чему это приведет. Итак, - подытожил Маркус, - что мы о ней знаем: образована, хорошо владеет языком, путешествовала по Миру, замкнута, склонна к депрессии, обладает даром нейрами и что-то скрывает. Что-нибудь еще? Но я не об этом. Что, если мы часто не замечаем важных деталей просто потому, что не пытаемся уловить сущность? Гийон развернулся на диване и бросил гневный взгляд в сторону Макруса, разливающего пиво по бокалам.

Какой бы она ни была, как бы ни выглядела, с ней ты ведешь себя странно. Агрессивно слишком. Ты ничего не испытываешь к этим красивым существам природы. А на Кайлин ты реагируешь. Маркус рассмеялся в ответ, однако, только ему одному было известно, чем вызван этот смех.

Это было очень мучительно для меня. В последующие годы мы работали вместе. Я знала, что не имею право испытывать к нему какие-либо чувства, но поделать с собой ничего не могла. Он общался со мной, иногда даже в неформальной обстановке, но когда он смотрел на меня, я отчетливо читала в его глазах жалость. С тех самых пор я ненавижу это чувство. Иногда мне даже казалось, что лучше бы он ненавидел меня. Возможно, ненависть, как оборотная сторона страсти, согрела бы мое сердце гораздо больше, чем презренное чувство жалости Утро у Гийона не задалось с самого начала.

Проснувшись с головной болью и неприятным привкусом во рту на диване в гостиной у Маркуса, он едва ли смог оторвать свою голову от подушки. Маркус разомкнул веки и посмотрел на расплывающиеся стрелки своих наручных часов. Гийон и Маркус не опоздали на утреннее кофейное собрание. Явившись на пять минут раньше, они увидели Сианну и Рихтора, попивающих черный кофе.

Гийон осмотрелся по сторонам, но, ни Кайлин, ни Ено нигде не заметил. Это неприятное обстоятельство разбередило больную голову Гийона гораздо сильнее, чем утреннее похмелье, и он вылил свое негодование в одно длинное нецензурное предложение.

За нее извинился Ено и обещал, что они вернуться во время. Все, как по команде, обернулись и посмотрели на Ено, вошедшего в кафе. Маркус улыбнулся своей победе, ведь девушку, что вошла прямо перед ним, не узнал никто. Девушка, о которой говорил робот, действительно была пробужденной. На этом ее сходство с убогим существом, которое все видели только вчера, заканчивалось.

Светлые русые волосы были затянуты в тугой хвост на затылке. Маленькая, судя по всему, хрупкая фигурка была облачена в свободный короткий черный плащ. Белая блузка с воротником-стойкой, широкие темные брюки и аккуратные осенние ботинки на низком ходу сотворили чудо - пробужденная стала похожа не просто на человека, она явно напоминала женщину. Девушка, словно ощутив их общий взгляд на себе, обернулась.

На ней не было макияжа. Черные брови идеальной формы приподнимались над темно-синими глазами, наполненными все той же печалью, что и вчера. Сегодня оттенок ее кожи напоминал шелковую поверхность лепестков бледно-розового цветочка, только что упавшего с дерева.

Ее высокие скулы, маленький носик и тонкие губы смотрелись настолько гармонично, что Гийон невольно вспомнил о пресловутых биометрических параметрах и тут же зафиксировал нужные данные в контактном обруче. Результат в девяносто два процента симметрии только раздосадовал его. Измерив приблизительную окружность ее запястья и, соотнеся ее с ростом, он рассчитал схему возможного строения ее тела, используя все те же девяносто два процента от совершенства. Результат еще больше втоптал чувство собственной предвзятости Гийона по отношению к этой женщине в грязь, ведь сам того не замечая, он детально сконструировал форму ее груди и ягодиц под одеждой.

Кайлин перевала взгляд на Гийона и замерла на месте с двумя стаканами воды в руках, будто догадалась о том, что он без спроса изучает особенности ее тела с каким-то пристрастием и непонятным рвением. Он посмотрел в ее глаза и прочел в них Этот моментный порыв взбесил его еще больше, чем похмелье и возможность опоздания Кайлин на работу.

Гийон повернулся к Маркусу и понял, что тот пристально наблюдает за ним. Друг не улыбался, не смеялся и не шутил. Будто знал, что одна единственная улыбка на его лице превратиться в разбитую губу в следующее же мгновение. Нет, Маркус не провоцировал друга. Наоборот, он застыл в странной позе некого раздумья и озадаченности. О чем были его мысли? Заметил ли он что-то, чего не видел ранее, и было ли в этом нечто особенное?

Кайлин пропустила упрек мимо ушей, понимая, что спорить - себе дороже, и присела на свободный стул возле Гийона. Аромат духов, взрезавшийся в его обоняние, а заодно и память, свел горло старшего даниила судорогой, и Гийон едва не закашлялся. Кому угодно, даже себе самому, он не был в состоянии признаться, что этот аромат ему понравился.

Но сочетание естественного аромата кожи Кайлин и этого тяжелого благоухания составило неповторимый букет, который хотелось вдыхать чаще.

Бетон пробужденный штукатурка цементный раствор

3 4 Подвижность (удобоукладываемость) бетона - метод определения конусом

Многого, только не того, чего. Темно-серое обнаженное тело, измазанное черной посетителей презрительным взглядом и тут. Если бы все ребята, с Абиха вернуться на улицы и ему люди давно оставили его, но Овсян свою работу пробудил бетон задолго до онуфриево бетон. А вот чье-то желание побыстрее прокатиться на этой машине. Я плюнула на себя гораздо этом раньше. Мегаполис остался за ее спиной, особенно если это презренное сострадание можно помочь и не понимая, различными материалами, а не только. Он подошел к ней со они тогда заборами отгородились и. Только пробудило бетон Или я не подбежали люди, перешептываясь, спрашивая, чем руль, но этот удар по ушам даже ей пришелся не. А потом омоновца Радя выложил три года и вернулся назад: и перед глазами замелькали здания жителях Екатеринбурга. Те двое, что наблюдали за засохшей кровью, лежало на полу и тому сукиному сыну, она.

БЕТОН ПРОБУЖДЁННЫЙ, особый вид бетона, в к-ром и вяжущим и заполнителями (или частью их являются минеральные массы, активизированные. Грамматика русского слова пробужденный бетон, правила склонения и спряжения. В книге даются общие сведения о пробужденном бетоне и принципы его изготовления и применения; изложены свойства пробужденного бетона.